logotype

Анатолий Гриценко – не Тарас Бульба

Иногда судьба посылает политику отличную возможность для пиара – но личная мелкотравчатость, жадность или тупость не позволяют ему схватиться за соломинку информповода. В этих случаях пиарщики качают головами и говорят: «Этот человек не дозрел до политической карьеры». Именно такая история произошла с Анатолием Гриценко. Напомним, Гриценко, как и подобает бывшему министру обороны, строил свой имидж на основе архетипичного образа «Военный»: эдакий интеллигентный полковник, Офицер, человек чести и прочие прилагающиеся приятные пиарные бонусы.

Когда на днях приказом Турчинова был восстановлен всеобщий призыв, и сына Гриценко призвали в армию, это был звездный час политика. В Украине давным-давно сложилось представление о местной правящей элите, что никто из них не готов связать жизни своих детей с Украиной. Невыгодное для украинских политиков сравнение с дворянством проклятого царизма, которое отправляло детей на войну, кочует из блога в блог. И вот он, шанс для «военного» Анатолия Гриценко: отправить сына на войну и заработать на этом очки популярности. Так же, как это сделала британская королевская семья, при первом удобном случае отправившая молодого принца Гарри воевать в Афганистан. Да еще и озаботившаяся тем, чтобы принц действительно получил возможность отличиться, убив врага. Вот это было идеальное исполнение, которое значительно повысило народную любовь (а стало быть, и легитимность) к монархии.

И что же недополитик делает вместо этого? Он выражает свое крайнее возмущение! Как же так: сына призвали в армию? Гриценко делает публичное заявление: сына призвали в армию специально для того, чтобы мне насолить в рамках моей президентской кампании и ослабить Автомайдан. То есть, тут же проявляется скрывавшийся до поры до времени в голове Гриценко паттерн: есть Кандидаты В Президенты и Их Дети, Герои Автомайдана, а есть безродная шушера, которую пусть и призывают. Этот паттерн очень плох не только для «военного», но и для «демократа». Иными словами, Гриценко позорнейшим образом потерял лицо перед избирателями.

Чему нас учит эта история: имидж – это великое служение Образу, который является главным оружием и инструментом политика. Каждый политик – актер, и он должен доигрывать роль до конца. Если же он ее не доигрывает, и в середине гамлетовского монолога его вдруг одолевает приступ поноса – то вся магия театра в глазах зрителей разрушается, и вместо Гамлета они видят очередного засранца.

Что надо было сделать: уподобившись украинскому герою Тарасу Бульбе, нужно было предпочесть гражданский долг родственным узам и максимально торжественно обставить посылку отпрыска на войну. Мужественный старый полковник отправляет единственного сына защищать Родину – да что может быть лучше за месяц до выборов? Ничего. Это принесло бы Гриценко-старшему не меньше 1-1,5% электорального рейтинга. А при должном постпиаре на протяжении месяца (например, если вокруг сына Гриценко и его армейского опыта построить цикл сюжетов для ТВ о буднях украинской армии в условиях необъявленной войны с Россией) – и вовсе 2-3%.

Добавить комментарий