logotype

… и прозрачность для всех

Многие неправильно понимают, почему “антикоррупционеры” не хотят показывать свои доходы и имущество в е-декларациях. Говорят, мол, будет виден “распил” грантовых средств, и это основная причина отчаянных воплей, издаваемых некоторыми штатными изготовителями унитазов из папье-маше. В действительности, это не единственная и не основная причина. Во-первых, распил так просто не увидишь. Только сами грантодатели, заглянув в декларации, смогут понять, где и как их обманули. Но их на деле все устраивает, они и сами обманываться рады, и выдача очередной пачки хрустящих франклинов какому-нибудь Шабунину для них не проблема. Грантодатели отлично знают, что имеют дело с пройдохами и аферистами, и воспринимают это как часть бизнеса. Во-вторых, нет никакой проблемы и с возможными уголовными делами. Никто не посмеет открыть уголовное дело на представителей “тусовки”: они защищены депутатской неприкосновенностью, связями среди силовиков и судейских, влиятельным лобби в США. То есть, все это чепуха. Основная проблема декларирования, которая заставила украинских грантополучателей терять лицо, борясь с прозрачностью (вопреки собственной идеологии!) — стратегическая и коммуникационная.

Дело в том, что украинские профессиональные борцы с коррупцией не умеют работать без коммунистической риторики. Возглас “Он украл десять миллионов долларов!” не работает без уточнения “И построил на них дворец!”. В этом всегда и была сила наших “антикоррупционеров”: они почти никогда не могли выстроить доказательную базу под свои разоблачения (не хватало ума, трудолюбия и профессионализма), но дворцы у героев сюжетов действительно имелись и служили для общества доказательством: нет дыма без огня, гнапунины дело говорят. И основной мотивацией для многих гнапуниных было: вырасти на этом перегное коммунистической риторики, навечно вписать овал своего лица в прямоугольник телевизора, заслужить любовь электората и стать политиком. Настоящим. А не общественником. Стать депутатом, министром, Президентом, в конце концов!

Но эти мечты были самым грубым образом оборваны. Что будет, если миллионы налогоплательщиков узнают, что разоблачители тоже давным-давно нажили и себе дворцы? Что они зарабатывают больше министра или Президента? Что они гоняют американские деньги по счетам своих жён, любовниц и кумовьев так же лихо, как какой-нибудь ворюга из таможенной службы? А ведь врагов у “антикоррупционеров” тоже хватает. И если эти враги в конце каждой заметки про очередную гонку панд на бумажных унитазах вокруг Кабмина будут добавлять “напомним, что е-декларирование борца с коррупцией Гнапунина выявило у него поместье, три мерседеса, миллионные доходы и уклонение от налогов”, то украинское нищее общество зацокает языком и скажет: “Нічого собі, оце антикорупціонер! А скільки ж накрав!”. Ведь каждый левак хорошо знает, что своих денег не бывает, а есть только украденные у трудового народа. А украинский народ, особенно благодарно клевавший на побасёнки “антикоррупционеров” — в основном левак, ментально искалеченный плановой экономикой.

Вот и выходит, что электронное декларирование полностью лишает главного ресурса “антикоррупционную тусовку”, вопреки методическим указаниям грантодателей жадно начислявшую себе сверхжирные зарплаты на протяжении многих лет. Этот главный ресурс — доверие. Если в честных голубых глазах общественника отражаются циферки его банковского счёта, то кто ему поверит? Не будет политической карьеры, не будет уважения, не будет поддержки многих действительно честных людей, которые верят в бескорыстность “борцов”. Вот оттого и трясутся антикоррупционеры-миллионеры. И поделом.