logotype
гусь

Почему украинская пропаганда не работает в Донецке и Луганске. Часть 1

Для начала попытаемся разобраться, как украинская пропагандистская машина создает и поддерживает «образ врага» – имидж противников Украины, донецких и луганских вооруженных сепаратистов.

Один из господствующих месседжей, которые раскручивает украинская власть – это недееспособность ДНР и ЛНР. Все мы знаем, как важно уметь быстро замечать информповоды и их раскручивать. Пальму первенства здесь отдаем медиа-холдингу Игоря Коломойского, но и остальные СМИ отличаются и иногда явно действуют очень слаженно. Один из удачных свежих вбросов – сюжет о «драке сепаратистов и террористов». В СМИ рассказали, что на площади перед горсоветом в Горловке сцепились сторонники ДНР, которые «выясняли отношения, орали, дрались и стреляли в воздух». Всего несколькими штрихами изящно нарисован образ бестолковой и недееспособной вольницы. Это уже не первый, и даже не десятый вброс, причем на сегодня этот имидж практически закреплен.

Другая черта имиджа – зверства сепаратистов и расстрелы мирных жителей. На этом фронте можно отметить недавнее убийство священника. Несмотря на то, что Петр Порошенко и некоторые другие ораторы поспешили обвинить в убийстве священника на блокпосту в Константиновке сепаратистов, на поверку все не так очевидно. Единственный аргумент в пользу того, что это были действительно террористы из ДНР, состоит в том, что они контролировали (по состоянию на 5 дней до убийства священника) блокпост. Однако, стоило главреду издания ОстроВ Сергею Гармашу накрутить малодостоверных фактов о том, что «священника убили за то, что пытался усовестить террористов», как ситуация тут же повернулась в правильную сторону.

Аналогичный случай – «повешенный в Мариуполе милиционер» Валерий Андрущук, которого, как впоследствии оказалось, никто не вешал. Первоисточник дезинформации – снова Сергей Гармаш. И из совсем свежего – «В селе Сергеевка под Славянском террористы расстреляли фермеры на глазах у членов его семьи. Он помогал украинской армии продуктами». Первоисточник – твиттер «Новости Донбасса», то есть малоавторитетный сайт – тем не менее, новость уже разлетелась повсюду.

В кассу этой же имиджевой черты типичного террориста из ДНР – захваты заложников. Публикации о захватах заложников, подробные отчеты самих захваченных хорошо знакомы украинскому читателю новостей и телезрителю. Большинство этих историй вполне достоверны.

Последняя черта, которую стараются акцентировать украинские СМИ, вылепливая образ террориста – это жуликоватость. Губарев, Пушилин и другие «столпы ДНР» в основном выглядят в глазах СМИ не суперзлодеями и не людоедами, а жалкими пройдохами, Паниковскими от политики. Тем самым поддерживается концепция: все это марионетки Москвы. Политическая никчемность повстанцев подчеркивается их забавными ляпсусами и акцентированием их маргинальных убеждений.

Итак, типичный деятель ДНР: бандит/жулик, маргинал и невежда, захватывающий заложников, убивающий мирных жителей и активно делящий власть с «коллегами» – такими же бандитами и сепаратистами.

В принципе, такое построение имиджа на сегодня оптимально соответствует задачам украинской власти. Более того, оно в значительной своей части основано на хорошо доказанных и неоспоримых фактах. Казалось бы, пропаганда должна активно работать. Но не работает, причем по причинам как идейного, так и технологического характера. В следующей части расскажем об этом подробнее.