logotype
03804_26a

Французские соратники новоросских террористов

Вице-глава Европарламента Рышард Чарнецкий заявил в Варшаве, что французский политик Филипп де Вилье связан с Гиркиным.

Шок, скандалы, интриги, расследования. При ближайшем рассмотрении оказывается, что речь идет о том, что Гиркин работает на одну из компаний Константина Малофеева. Под «работает», очевидно, имеется в виду ставшая известной еще полгода назад история о том, что Гиркин являлся начальником охраны в одной из компаний Малофеева. Поскольку одновременно Гиркин являлся полковником ФСБ, очевидно, он был не столько начальником охраны, сколько назначенным Малофееву из ФСБ персонажем, для контроля и кормления. Вообще тот факт, что и Гиркин и Бородай – довольно плотно связанные с Малофеевым персонажи – не большой секрет, а точнее, вообще не секрет.

В связи с этим, казалось бы, должны возникнуть вопросы к господину Чарнецкому. Ну подумаешь, полковник ФСБ курировал какую-то контору Малофеева. InSovietRussiaЭто вполне нормальное дело, и предъявлять одному бизнесмену, решившему заняться бизнесом с другим бизнесменом, что у его партнера где-то есть следы, ведущие в спецслужбы, ну, как-то странно. Наоборот, inSovietRussiaэто должно являться критерием стабильности бизнеса. ФСБ курирует, ФСБ претензий не имеет, можно вести дела, партнер не сядет на двушечку за пост в фейсбуке.

Однако, давайте поймем одновременно, о ком речь с другой стороны. Речь о виконте Филиппе де Вилье. Который является интересным персонажем, лидером правой националистической партии «Движение за Францию». Персонаж этот во всех отношениях интересный, а во многих отношениях – заслуживающий уважения. Однако, он является одним из ярчайших представителей евроскептиков, которые набирают в Евросоюзе все больший вес, и страшно беспокоят евробюрократию. А в последнее время стало ясно, что евроскептики пользуются большой поддержкой (а в некоторых случаях и «подкормкой») РФ.

Поэтому логично предположить, что выступление Чарнецкого против де Вилье – пример политической борьбы в ЕС. И с этого момента многое становится понятно. Понятно, в связи с чем какой-то поляк Чарнецкий решил сделать заявление по поводу какого-то француза де Вилье. Понятно, в связи с чем он решил против него выступить, и в чем его интерес.

Но самое интересное, конечно – это месседж, с которым выступил Чарнецкий. Потому что этот месседж, в общем, дает понять отношение Европы к происходящему не только на Украине, но и в самой Европе.

Можно быть националистом. Де Вилье – националист, и тут никаких проблем нет, это наоборот, корень его популярности. Можно быть правым и евроскептиком. Можно сотрудничать с православными олигархами РФ, это все поймут. А вот терроризм поддерживать нельзя. А Гиркин – это терроризм. Быть связанным с Гиркиным – это харам. И твои политические конкуренты будут крайне заинтересованы в том, чтобы максимально плотно привязать тебя к сотрудничеству с террористами. Пока что это выглядит довольно вяло – «мне кто-то сказал, что человек, с которым де Вилье собирается сотрудничать, когда-то сотрудничал с террористом». Но речь не о фактах, а о пиаре, и, вполне может оказаться, что и такой вялой предъявы достаточно, чтобы немного испортить назойливому евроскептику жизнь. Потому что в целом обвинение верное – де Вилье действительно собирается работать с Малофеевым, а Малофеев, если покопаться – харам не меньше, чем малофеевские Гиркин и Бородай.

Таким образом господин де Вилье, как и прочие европейские правые, все эти Йоббики и Золотые Рассветы, оказывается в интересной вилке. С одной стороны, работать с РФ – это не только выгодно, но и хорошая традиция правых евроскептиков. С другой стороны, работать с РФ – это поддерживать терроризм, и не надо сомневаться в том, что политические конкуренты разыграют эту карту по полной, а заявление Чарнецкого – просто первая ласточка.

В общем, европейским правым стоит готовиться к массированной пиар-кампании против себя, завязанной на месседже «голосуешь за евроскептика – поддерживаешь терроризм».

Что можно сделать в этих условиях? Ну, во-первых, можно не сотрудничать с Кремлем. Хотя, мы не знаем, в чем заключается сотрудничество и сколько времени оно продолжается, так что, вполне возможно, что уже и нельзя не сотрудничать.

Во-вторых же, можно яростно разбивать позицию оппонентов сейчас, пока она еще слабая. Выступая с позиции «да, разумеется, Гиркин – страшный международный террорист, однако где Гиркин, и где Малофеев? Малофеев – добрый христианин, никак не связанный с этими кровавыми преступниками Бородаем, Гиркиным и Бабаем». Интересно, что выступая с этой позиции и подтверждая её многочисленными выходами и заявлениями, де Вилье и его соратники выполняют и другую важную задачу, стоящую уже перед российскими бизнес-элитами. Они проводят толстую черту, помогая российским бизнесменам интегрироваться в европейское сообщество (или по крайней мере, смягчая размежевание между Европой и российским бизнесом), и ослабляя реальное сотрудничество между РФ и «Новороссией» и её террористами.

Однако, так или иначе, но на примере де Вилье мы видим, как европейские элиты решают собственные узкополитические задачи, играя на информповодах, созданных здесь, у нас. Это интересный и познавательный опыт.