logotype
руки

ЭЛЬФЫ МОРДОРА 3-9. Сверхчерный пиар

Конфликтный пиар, как и любой конфликт – это игра не в одиночку. В нем участвуют как минимум две противоборствующие стороны, а чаще всего и гораздо больше сторон.

И пока ты сидишь и изобретаешь планы мощной атаки танковыми клиньями на ничего не подозревающего противника, с другой стороны у противника, вероятнее всего, тоже есть какой-нибудь кабинет, в котором тоже сидит какой-нибудь парень, у которого тоже есть план мощной атаки танковыми клиньями на ничего не подозревающего твоего заказчика.

И в какой-то момент оказывается, что пока ты кричал «Вася – дурак!», а из Васиного окопа доносилось «Петя – дурак!», почтеннейшая публика благополучно пришла к логичному выводу «Оба вы дураки». И если ты с этим ничего не сделал заранее, то публика совершенно права. Оба они дураки. И пиарщики их тоже дураки.

Мне доводилось встречаться с пиарщиками, закосневшими в своем узком профессионализме до такой степени, что они исповедовали позицию «мое дело – нападать на противника, а не защищать заказчика». С ними трудно спорить. В какой-то момент жизни, приняв заказ на двадцатого, пятидесятого, сотого оппонента, ты понимаешь, что каждый из оппонентов заслуживает того, что ты с ним сделаешь, а часто даже гораздо большего. И тот, кого ты не мочишь – тоже заслуживает, просто тебе за него пока не заплатили. В общем, плох тот мент, что до столба не доебется, и всякий человек заслуживает того, чтобы быть смешанным с говном. И тот факт, что твой оппонент – мудак, никак не опровергает того факта, что твой заказчик – мудак не меньший. А защищать мудаков неприятно, приятно нападать на мудаков.

Пусть так. Я не призываю заниматься защитой мудаков. Однако я допускаю, что теоретически возможен случай, когда черного пиарщика нанимает не мудак, а условно неплохой человек. Предположим, он нанимает черного пиарщика даже не для того, чтобы организовать атаку на оппонента, а только лишь для того, чтобы организовать защиту от атаки оппонента-мудака. Что делать в этом случае?

– Что мне делать, Нага? – спрашивает меня условный заказчик, предположительно неплохой человек, назовем его, например, гном Димли, сын Двимли, глава Департамента недр и ресурсов Мории. – У меня был друг и партнер по бизнесу Федор, сын Агасфера. Мы с ним вместе исходили всю Морию вдоль и поперек, были известнейшими путешественниками, любимцами женщин и владык Подгорного Царства. И вот я получил предложение от короля Мории занять пост главы Департамента недр и ресурсов, чтобы поднять геологоразведку Мории на небывалый уровень. И я себе спокойно этим занимаюсь. У Федора тоже все отлично, он стал Министром полезных ископаемых в соседнем королевстве. Я думал: ну вот, зажили, прекрасно устроились, будем теперь вместе работать над геологоразведкой. Королевства наши, хотя и соседствуют друг с другом, но всегда были верными союзниками, короли наши – так и вовсе родственники. Но одно дело – короли-родственники, и совершенно другое дело – геологоразведка. У нас случился конфликт из-за одной кимберлитовой трубочки. Не вдаваясь в подробности, часть месторождения на нашей стороне границы, а часть – на стороне Федора. Мы начинаем как-то этот вопрос пытаться решить на дипломатическом уровне, заявляем какие-то свои права, Федор тоже заявляет права, в общем, рабочий вопрос. Я думал, мы его и решим в рабочем порядке, и тут вдруг на тебе – скандалы, интриги, журналистские расследования, Двимли – коррупционер, Двимли – взяточник, Двимли – оборотень в шлеме. В интернете появляется видео, на котором гном, похожий на Двимли занимается в месте, похожем на бордель, занятием, похожим на секс. В общем – это война. И мне надо защищаться.

– И как ты защищаешься, уважаемый Двимли? – обязательно нужно спросить в таких случаях, чтобы понять степень бессмысленности реакции. Некоторые делают один глупый ответный шаг, некоторые несколько, а некоторые впадают в такой воинственный раж, что проще становится вообще не браться за дело, чем лечить мертвого. Без помощи пиарщика, причем не обычного, а обязательно черного и обязательно очень профессионального, нормальный человек выйти из этой ситуации не в состоянии.

– Я делаю все возможное! Я организовал целый пиар-отдел при Департаменте. Этот отдел занимается информированием населения о том, как именно мы занимаемся геологоразведкой. Вот, например, в прошлом месяце мы запустили спутник, который прямо из космоса проводит геологические изыскания недр! А народ-то и не знает! Вот и верит всякому вранью про то, что я вор и взяточник!

– Двимли, это замечательно, что вы купили спутник. А теперь ответь мне честно, среди твоих коллег, начальников департаментов, есть взяточники?

– Конечно, есть! Взять хоть Ирину Степановну, начальника Департамента гидропоники и сельского хозяйства. С ней вообще ни одного вопроса без взятки решить нельзя. Мой кум ей оросительные системы в прошлом месяце поставлял, так там откат – 40 процентов, немыслимое дело!

– А теперь обрати внимание, Двимли, вот на какой факт. Ирина Степановна – взяточница и вор. Тем не менее, в прошлом месяце, как ты говоришь, Департамент гидропоники и сельского хозяйства ввел в эксплуатацию новые оросительные системы. Одно другому не мешает, Двимли. Если у Департамента Ирины Сергеевны есть пиар-отдел, который рассказал всему миру, что в Мории есть новые поливалки, то как это повлияло на то, что люди знают, что Ирина Степановна – коррупционер? Ни-как. На тебя же вот не повлияло. И твой пиар-отдел на мнение людей не повлияет, даже если расскажет, что ты сам одел на голову ведро и в космос полетел заниматься геологоразведкой. Народ интересует не геологоразведка. Народ интересуют слухи. Народ интересует, с кем ты спишь, и где воруешь.

– Но я же не ворую!

– А в это, Двимли, очень тяжело поверить. Это та информация, которую про себя распространять глупо. Только время тратить. Потому что если ты честный гном, то тебе оправдываться незачем. А если ты лжец, то, конечно же, ты будешь говорить, что ты самый честный человек на свете. Честнее Ирины Степановны даже.

– Так что же делать? Давайте я тоже про Федора тогда слухи распускать начну! Пускай знает, борода ватная, как с Двимлевичами воевать!

– Это прекрасно. Я с удовольствием потрачу все твои деньги на донесение до жителей мира информации о том, что Федор – козел. Но скажи мне честно, какая связь между тем, что ты козел, и тем, что Федор – козел? Как одно другому противоречит? У нас что, во вселенной только одна вакансия козла, и если её займет Федор, то ты автоматически в глазах народа превратишься в хорошего парня? По данным моего исследовательского отдела, вакансий козлов во Вселенной как минимум несколько. И народ даже если и поверит в то, что Федор – козел, от уверенности в том, что ты – тоже козел, никак не избавится.

- Нага, ты будешь мне рассказывать, как ничего не получится, или будешь уже работать? Если ничего сделать нельзя – иди домой, ничего делать и не будем. Пойду вещи собирать, пока не появилось видео, где гном, похожий на меня, принимает наркотики.

- А я не сказал, что сделать ничего нельзя. Сделать можно кучу вещей. Но главное, что нужно сделать – это нужно помочь Федору портить твой имидж.

В этом месте обычно Димли должен сделать страшное движение глазами, понять, что вы работаете на Федора, и потянуться к топору. А вы должны как можно спокойнее донести до Димли суть действия.

А суть простая. Федор утверждает, что Димли занимается сексом? Невероятно! Но знаете ли вы, что это еще не всё! На самом деле Димли занимается сексом только со свежеубитыми козами и только в полночь, и только на кладбище домашних животных. Иначе у него не встает.

Федор утверждает, что Димли – вор? Это правда. Но знаете ли вы, что этот начальник департамента настолько закоснел во лжи и воровстве, что заставляет своих подчиненных в день зарплаты держать кошельки на столах, чтобы ему было легче их красть? А помните, он подарил детскому дому 120 наборов посуды? Это его личная коллекция, он 10 лет воровал столовые приборы в ресторанах, чтобы её собрать. А подарил не от большой любви к детям, а потому что избавляется от улик. На след ложечек вышел Интерпол, знаменитое дело «ресторанной мафии» близится к раскрытию. Еще неизвестно, сколько свидетелей своих преступлений он убил этими вилками и закопал этими ложками на кладбище домашних животных со своими подельниками – мертвыми козами. А теперь этой ложкой детдомовский ребенок ест свой суп! А вдруг он тоже заразится некрозоофилией? Долой! Свергать! Не потерпим мафиози в наших недрах!

«Но это же полный бред! В это вообще никто не поверит!» – скажет вам Димли, если он еще не понял, в чем дело.

Совершенно верно. Это полный бред. Я бы не был так категоричен относительно того, что никто не поверит. Не надо недооценивать идиотизм отдельных граждан. Кто-нибудь поверит обязательно. Но их будут единицы. А нормальные люди, которых, как ни старайся, все равно большинство, отреагируют точно так же, как и Димли: «Это полный бред».

И главное, после этой истории все слухи про Димли будут восприниматься народом как продолжение бреда про ресторанную мафию. «Что, правда? Коррупционер? Со спутника откаты брал? Ну да, конечно, а еще ложечки ворует. Я в курсе, спасибо, проходите, дурдом прямо».

***

Фокус на самом деле очень нехитрый. Любой дурак в состоянии попробовать. Однако владение инструментами пиара – как владение ножом. Некоторые не в состоянии даже взять его в руки, чтобы не порезаться. Большинство людей могут нарезать хлеб, пускай и не очень ровно. И только те, кто долго тренировался, и не на колбасе, а на живых людях, могут превратить нож в оружие.

Так и здесь. Особенно здесь. В неумелых руках сверхчерный пиар в отношении заказчика легко и непринужденно превращается в обычный черный. И заказчик сам платит за то, чтобы испортить себе имидж. Важно идеально понимать психологию аудитории для того, чтобы эффективно воспользоваться этим инструментом. Люди должны, во-первых, понять, что то, что вы им несете – это именно бред сумасшедшего. И во-вторых, связать ваш бред сумасшедшего воедино с бредом, который несет Федор. Как это сделать? Аккуратно. Вот за то, что хороший пиарщик может это сделать, ему такие большие деньги и платят. За то, что он не просто знает, как выглядит нож, но и знает, куда бить.

***

И подумайте еще вот о чем. А вдруг тот единственный в природе клинический идиот, который поверит в ваш сверхчерный пиар – это начальник вашего Димли? Неприятно будет, если вашими усилиями за деньги Димли его же и уволят с формулировкой: «За некрозоофилию на рабочем месте».