logotype

Министр блатного арго

О возмутительном высказывании Авакова по поводу судьбы голой задницы одного эпатажного журналиста с Евровидения. Это высказывание — симптом нехорошей болезни наших «органов правопорядка». Имя болезни — блатная культура. Молчу уже, что высказывание Авакова ни на шаг не ушло от путинского «мочить в сортире» — и это вдвойне тревожно, если учесть, что после неизбежного краха Народного фронта Аваков планирует сольную политическую карьеру. Скажу о другом. Никакая люстрация, никакое «очищение» не помогут создать украинскую полицию вместо постсоветской милиции — до тех пор, пока полицейские будут оставаться в плену антигуманной, косной, отупляющей блатной культуры, которую они сами и выпестовали.

Надо понять главное: некультурный, необразованный, приблатненный полицейский — опасность для украинского общества и для каждого из нас. Мы доверяем дубинку, пистолет и право их применить людям, которые не читают книг, не могут процитировать стихотворение, не задумываются о нравственных дилеммах, не знают основ права, а вместо всего этого впитывают ценности из блатняка. Ничего удивительного, что потом они не в состоянии процитировать Конституцию, не знают прав человека и законов, на основании которых должны действовать! И когда наступит час Ч, который в нашей истории уже, увы, наступал, этими дубинками они разгонят митинги, из пистолетов выстрелят в невиновных, посадят в тюрьмы непричастных.

Нам не нужны полицейские, которые слушают Бутырку, уважают Лепса и ценят Ваенгу, не читают книг, не занимаются самообразованием и, как итог и следствие, живут по понятиям. Это не мелочь и не придирка. Нам нужны полицейские, которые слушают Вивальди и Пинк Флойд, уважают Камю, ценят Грушевского и живут по закону и гуманным этическим нормам. Полицейские должны получить по полной программе дополнительные курсы литературы и театра, смотреть документалки о культурном аспекте преступлений, об этических учениях, религиях и истории права, читать классику (и не только детективного жанра), сдавать экзамены. Истинная цель этого — не то, чтобы стражи порядка стали высококультурными людьми и философами, а чтобы те, у кого аллергия на культуру, сложные слова и самообразование, ушли из полиции на радио «Шансон» или в такси, где их культурные особенности будут менее опасны. С песен о тюрьме и понятиях начинается толерантность к преступлению. А если полицейский живо сыплет на «блатной музыке», а на человеческом языке не способен связать двух слов, не будет у преступников уважения к закону, а будет только ощущение «в этот раз попался, но ничего, в целом я все делаю правильно».

Поэтому я считаю, что государство и общество должно гасить нашу полицию театром, классической музыкой и философией, пока идиоты не разбегутся. Тогда вероятность прихода в полицию умных людей, которые вызовут уважение к закону (а не страх перед избиением в СИЗО), значительно вырастет.