logotype

Основа Таруты (и не только Таруты)

У меня спрашивают, как я отношусь к идее Таруты создать «республиканскую консервативную партию». Подчеркиваю: идее. Заголовки «Тарута создал партию» — это ложь или фантазии, потому что на самом деле донецкий олигарх просто зарегистрировал партию.

А создать партию — это значит объединить миллионы граждан смыслом, задачей и системой взаимной поддержки для изменения страны к лучшему. Так вот, ни один олигарх принципиально не может создать настоящую политическую партию. И вот почему: ему это невыгодно и противоречит его личному интересу.

Олигарх зарабатывает на монополизации государственных решений. Ему выгодно, чтобы большие человеческие массы были полностью отстранены от влияния на такие вопросы, как: сколько стоить газу? Сколько в стране будет операторов мобильной связи? Сколько будет стоить Интернет? Кто и какие тарифы установит на электричество и железнодорожные перевозки? Кому вернут НДС? Кому дадут купить землю, а кому запретят? Кого посадят в тюрьму, а кто получит бизнес сидельца? Все эти решения — миллиарды в карманах олигарха, и по-другому он зарабатывать не умеет. А чтобы такие решения обеспечивать, олигарху приходится создавать механизмы для сохранения контроля над государством.

Вся политическая работа, которую разворачивает олигарх — это создание псевдопартий, которые также можно назвать «партийными машинами». Процитирую знаменитую работу Эдварда Николае Люттвака «Государственный переворот», чтобы было яснее:

«Партийные машины». Там, где политика является бизнесом, таким же, как и любой другой его вид, партии приобретают форму ассоциации, цель которой — получение голосов избирателей в обмен на конкретное, иногда материальное вознаграждение. Местный «босс» обеспечивает партии голоса во время выборов в обмен на вознаграждение наличными и /или на получение государственных постов для себя или своих ставленников. Депутаты в законодательном органе после этого предоставляют свои голоса правительству в обмен на определенные льготы, некоторые из них затем оставляя за собой, а некоторые — передавая «вниз» тем, кто обеспечил их избрание. Партии типа «машин» могут процветать в самых разных обществах от Америки начала XX века до межвоенного Египта или Южной Америки нынешних дней». Конец цитаты.

Главные черты партийной машины — полная подконтрольность олигарху; отсутствие широкого представительства среднего класса; вообще относительно низкое количество членов партии; громкая, дорогая и популистская агитационная кампания; скрытые источники доходов партии; полное отсутствие внутрипартийной демократии, сокрытие от однопартийцев настоящего механизма принятия решений. Да, все эти черты присущи практически всем партиям в Украине. Почти все они созданы олигархатом, и настоящими партиями не являются, а являются просто машинами для сохранения контроля над принятием коммерчески выгодных решений на уровне села, города, области, государства.

Так вот, Сергей Тарута зарегистрировал очередную партийную машину. Она может случайно превратиться в партию, но только в том случае, если вокруг нее объединятся все остальные олигархи, и она начнет транслировать их совокупную волю. То есть, станет Партией регионов. Никаких предпосылок к этому я не наблюдаю. А если Сергей Тарута решит лично превратить эту партию в настоящую, то он уже на третий день с удивлением обнаружит, что она не ему принадлежит и не им управляется, а управляется ее членами и их совокупной волей, как бы пафосно это ни звучало. Обсуждать при этом ярлыки «консервативная», «республиканская» и проч. — не вижу никакого смысла.

Объёмы внешней рекламы, которые использует Тарута при создании своей политической машины, завораживают. Но поскольку происходит только внешняя реклама, и не происходит никакого создания штабов на местах, мы вынуждены сделать вывод, что речь идёт о пиар-проекте, а не о механизме изменения государства.